МОТОКЛУБ САПСАН
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [30]
РЕМЗОНА [7]
кое-что о ремонте
Главная » Статьи » Мои статьи

Фаэтон *
Фаэтон *

- Андрей Михалыч, ускоряйся, у нас не больше 20 минут… Ничем не могу снять приступ! – нервно констатировал врач, аккуратно придерживая кислородную маску на маленьком лице девочки.
- Илюш, я и так мчусь, как оголтелый! Сейчас проспект проскочим, а там уже рукой подать! – выдавил из себя водитель «Скорой помощи». – Нас хоть там ждут?
- Сказали, что всё готово… Возле приёмного покоя ждут! Давай дорогой, жми!
- Должны успеть! Осталось то, всего километра три!
Под вой сирены, «медицинская карета» неслась, игнорируя все ограничения скорости на данном участке дороги и пугая этим истошным воем остальных участников движения. В машине, помимо шофёра, врача и двух медсестёр, находился бледного вида мужчина, который ни на секунду не отпускал крохотную ручку своей дочери. По всем правилам транспортировки больных, он не имел права присутствовать рядом, но тут был совсем иной случай. Состояние, в котором медики увидели больную, заставило наплевать на эти условности и не возражать против поездки отца. У девочки был сложнейший астматический приступ, причём такого жуткого характера, что любое промедление грозило летальным исходом. Илья, трудившийся в «Скорой» более восьми лет, пожалуй, впервые видел такой кошмар. Он предпринял все необходимые меры для снятия стрессового синдрома, но улучшения так и наступало. Сообщив о критической ситуации в ближайшую клинику, было решено срочно доставить больную в реанимационное отделение. Вопросы, как такое могло случиться, и почему отец так поздно спохватился, задавать было бессмысленно потому, что он сам, мало, что понимал в этой ситуации. Для него, последний час жизни, проходил, будто в тумане. Он воспринимал только ту действительность, которая была перед глазами, а она, являлась ему в ужасающем свете.
Проскочив перекрёсток на красный сигнал светофора, автомобиль медицинской помощи рванул прямиком к проспекту, от которого до больницы было не более двух минут езды. Бригада врачей облегчённо вздохнула. Казалось, что сегодня, сам Господь Бог благоволит им. Во-первых, они вовремя успели на вызов и сориентировались в ситуации. Во-вторых, ближайшая клиника располагала необходимым оборудованием. Ну и, в-третьих, расстояние до места госпитализации измерялось тем минимумом, позволяющим надеется на благоприятный исход. Всего этого, конечно же, не мог понимать убитый горем отец, исступленно смотрящий на дочь. Неожиданно, скорость начала заметно снижаться.
- Что случилось Андрей Михалыч? – практически прокричал врач. – Опять «чайник» не уступает?
- Да чёрт его знает! Гаишники дорогу перекрыли. Поставили машину поперёк и всех тормозят.
- Объехать можем?
- Не Илюш, не получится, тут вдоль дороги заборчик чугунный. Так бы, конечно, перепрыгнули! Да ты не волнуйся, сейчас я выскочу, узнаю, в чём дело!
- Я с тобой! – отреагировал врач, давая поручения медсёстрам. – Надежда, держи маску! А ты Веруньчик следи за давлением! Этот хренов аппарат уже, наверное, месяц не проверяли.
«Скорая помощь» остановилась в правом ряду, оказавшись первой среди прибывающего потока машин. Шофёр и врач стремглав покинули автомобиль, быстрым шагом направляясь в сторону инспектора дорожной службы.
- Здравствуйте! Надолго встали? – скороговоркой выпалил врач.
- Понятия не имею. Только что перекрыли. – ответил гаишник в чине старшего лейтенанта.
- А узнать можно? У нас в машине тяжёлый больной, каждая минута на счету.
- Где я узнаю? Нам приказ дали, вот мы и выполняем. – отчеканил фразу служитель закона.
- Ну а по рации у начальства нельзя спросить? – продолжал настаивать врач.
- Спросить то можно, только вот, думаю, и начальство ничего определённого не скажет. Мы же люди подневольные. Взяли под «козырёк», и пошли исполнять.
- Послушайте лейтенант, я говорю Вам абсолютно серьёзно. У нас очень сложный случай, мы не можем здесь стоять. Пропустите?
- Я вот вас сейчас пропущу, а потом со службы вылечу. Не, не могу…
- В таком случае свяжите меня со старшим, я ему сам объясню ситуацию! – практически приказным тоном скомандовал медик.
- Подождите минутку, сейчас я левый ряд подравняю!
- Лейтенант, ты с ума сошёл? – заорал врач. – Какую минутку? У нас счёт на секунды уже идёт, немедленно соедини меня с начальством!
- Спокойно уважаемый, береги нервы. – лениво ответил постовой. – Третий, третий, ответь пятнадцатому… Повторяю, третий пятнадцатому…
В рации, что-то, глухо затрещало и загудело. Гаишник отошёл на несколько шагов и начал докладывать ситуацию. Диалог длился не более двух минут, но, судя по поникшему виду служаки, ничего, кроме мощного нагоняя, это не принесло. В городском шуме, едва можно было различить отборный мат, доносившийся из недр переговорного устройства. Лейтенант, потупив взгляд и ежесекундно краснея, лишь развёл руками.
- Дай я поговорю! – рассвирепел врач.
- Это ничего не даст! Едет, какая то «шишка».
- У вас там что, идиоты одни работают?
- Илюш, погоди, остынь. – вступил в диалог водитель «Скорой». – Он ведь тоже человек зависимый. Послушай дружище, - обратился шофёр к инспектору – у нас в машине маленькая девочка, которой еще жить и жить… Если мы её сейчас не довезём вовремя, судьба ребёнка закончится прямо здесь, на этом перекрёстке. Давай-ка сделаем так! Я, как будто бы, наплевал на ваш кордон и проскочил сам, ну а ты, естественно, ничего не мог сделать, договорились?
- Да ты что! Как это наплевал? Мне ж, потом, голову оторвут. Смотри, сколько свидетелей вокруг. Не, не могу… - ответил гаишник.
- Ну что ты будешь делать!? Лейтенант, пойми, там, в машине, умирающий ребенок! У тебя дети есть?
- Нет пока.
- Но ведь будут! Представь себя в этой ситуации! – продолжал Андрей Михалыч, начиная явно раздражаться.
Гаишник немного замялся, внимательно всматриваясь в даль. Вдруг, какой то «лихач», проигнорировав милицейский заслон, начал медленно выруливать из левого ряда, в надежде развернуться в обратном направлении. Лейтенант, понял, что ему представился случай выйти из щекотливой ситуации и, практически, тигриным прыжком рванул в сторону нарушителя, оставив бригаду «Скорой помощи» в некотором недоумении.
- Илюш, мне всё ясно, быстро в машину! – сказал шофёр.
- Андрей Михалыч, они что, все с ума сошли? – начал было негодовать врач.
- Эх, была не была. Погнали! Скажи Верунчику и Наде, чтоб покрепче держали ребёнка.
Медицинский автомобиль, взревев мотором, слегка качнулся, забрался на парапет тротуарного бордюра и, уткнувшись бампером в чугунное ограждение, мощным толчком вырвал его из земли, положив под свои колёса. Раздался ужасающий скрежет металла, и карета «Скорой помощи» рванула по газону, в объезд заблокированного проезда. Проскочив препятствие, под изумленные взгляды многочисленных водителей и инспектора ГАИ, автомобиль медиков, неуклюже спрыгнул опять на дорогу и, оставляя за собой клубы выхлопных газов, помчался сквозь злополучный проспект. А в это время, с правой стороны, на огромной скорости мчался кортеж из пяти лимузинов, мигая проблесковыми маячками, извещая воем сирен о своём приближении…
Всё произошло стремительно. Глухой удар, лязг изуродованного железа, треск бьющихся стёкол…Затем секундная тишина, и взрыв… На обочине, в метрах двадцати от дорожного полотна полыхала машина «Скорой помощи»… А точнее сказать то, что от неё осталось…

Буквально, через пятнадцать минут, все информационные агентства страны, пытаясь, опередить друг друга, взахлёб, рассказывали об аварии на правительственной трассе. Телеканалы выдвигали версии случившегося, под неустанные интервью очевидцев. Интернет пестрил всевозможными небылицами, вскользь упоминая о том, что в чрезвычайном происшествии пострадала машина медиков и автомобиль сопровождения.

Несмотря на такое потрясение, съезд глав религиозных конфессий не был сорван и стартовал по запланированному графику. Перед открытием этого важного мероприятия, высокопоставленный чиновник подошёл к Патриарху со словами сочувствия по поводу пережитого стресса.
- Люди не ведают того, что творят… - заметил задумчиво Владыка.

2006

* Фаэтон (Phaeton, блистающий), мифологический сын Гелиоса и Климены, выпросил у отца позволение править солнечной колесницей, но приблизился к земле, отчего она загорелась. За это был брошен Зевсом в Эридан. Сестры Ф., Гелиады, оплакивавшие своего брата, были обращены в тополи, а их слезы, в янтарь.

Источник: http://www.alluzion.ru

Категория: Мои статьи | Добавил: президент (07.10.2009)
Просмотров: 183 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz